Применение витаминов с антиоксидантным действием в комплексной терапии сахарного диабета | #10/07 | «Лечащий врач» – профессиональное медицинское издание для врачей. Научные статьи.

Бады

применение витаминов с антиоксидантным действием в комплексной терапии сахарного диабета | #10/07 | «лечащий врач» – профессиональное медицинское издание для врачей. научные статьи.

Сахарный диабет (СД) является медико-социальной проблемой, так как приводит к ранней инвалидизации и высокой летальности, которая обусловлена сосудистыми осложнениями СД: микро- и макроангиопатиями. Микроангиопатия — это диффузный процесс поражения мелких сосудов (капилляров, артериол и венул), развивающийся при СД во всех тканях и органах организма с преимущественным поражением сосудов сетчатки и почечной ткани, приводящий к ретинопатии и нефропатии. Макроангиопатия — это поражение сосудов среднего и крупного калибра, приводящее к инфаркту миокарда (ИМ), инсульту и гангрене нижних конечностей. К поздним осложнениям СД относят нейропатии, возникающие вследствие первичного поражения сосудов, участвующих в кровоснабжении периферических отделов нервной системы.

Основным фактором, инициирующим развитие сосудистых осложнений СД, является гипергликемия и нарушение углеводного обмена, сопряженное с нарушением липидного обмена и окислительным стрессом.

Повышение риска развития и прогрессирования микроангиопатии и атеросклероза (АТ) при СД сочетается с такими патологиями, как гиперинсулинемия, гипергликемия, артериальная гипертензия, нарушение свертывающей системы крови, а также нарушение липидного обмена и окислительного стресса. Гиперлипидемия сопровождается повышением содержания в сыворотке крови общего холестерина, липопротеинов низкой плотности (ЛПНП), триглицеридов (ТГ) и снижением липопротеинов высокой плотности (ЛПВП). Одновременно происходят значительные изменения активности ферментов антиоксидантной защиты и увеличение показателей перекисного окисления липидов.

Патогенез ангиопатий многофакторный. В патогенезе ангиопатий участвуют два основных фактора: внутренний и внешний. К внутреннему относят генетическую предрасположенность. Для реализации внешних факторов необходимы гипергликемия и связанный с ней каскад метаболических, гормональных, реологических и других нарушений, включая конечные продукты гликозилирования. Последние являются следствием увеличения метаболизма глюкозы и повышения аутоокисления глюкозы, приводя к повышению окислительного стресса, увеличению уровня свободных радикалов и снижению активности ферментов антиоксидантной защиты (АОЗ). В нормальных условиях уровень перекисного окисления липидов (ПОЛ) и активность ферментов АОЗ находятся в равновесии.

Свободные радикалы кислорода участвуют в патогенезе почти ста заболеваний, включая СД и его сосудистые осложнения.

Применение антиоксидантной терапии при СД относится к патогенетической, так как значимость свободных радикалов в его патогенезе высока. Современная антиоксидантная терапия представлена различными препаратами (препараты α-липоевой кислоты, α-токоферола, витамина С, селена и др.).

Механизм и степень выраженности антиоксидантного действия различных соединений зависят от того, в какой среде или структуре они реализуют свой антиоксидантный эффект. Так, витамин С обладает наибольшей растворимостью в полярных растворителях и реализует свой антиоксидантный эффект в плазме, межклеточной жидкости и на внеклеточном уровне. Некоторые исследователи причисляют его к представителям первой линии обороны от «агрессивных» реактивных соединений, обладающих высокой окислительной активностью. Плазматический слой клеточной мембраны, состоящий из фосфолипидов, может быть «защищен» от реактивных форм кислорода соединениями второй линии обороны, к которым относятся жирорастворимые антиоксиданты — витамины Е и А. Что касается защиты внутриклеточных структур, то она должна осуществляться соединениями, которые могут растворяться как в воде, так и в жирах, поскольку сначала они должны проникнуть через клеточную мембрану и лишь затем растворяться в цитозоле. К таким веществам относят α-липоевую кислоту, считая, что она представляет собой третью линию антиоксидантной защиты. Как отмечалось выше, тиоктовая кислота представлена во всех трех средах: внеклеточной жидкости, мембране и цитозоле клетки. Более того, синтез соединений, обладающих антиоксидантными свойст­вами, может осуществляться не только внутри клеток, но и в митохондриях, а система антиоксидантной защиты представлена несколькими десятками соединений, которые в зависимости от их количества могут обладать не только антиоксидантными, но и прооксидантными свойствами.

Витамин С, или аскорбиновая кислота, включает две фракции: собственно аскорбиновая кислота (С1) и петаоксифлавин (С2), а для ликвидации недостаточности витамина С необходимо наличие двух данных фракций. При поступлении витамина С в желудочно-кишечный тракт (ЖКТ) — в организме человека витамин С не синтезируется — до 90% его абсорбируется в дистальном отделе тонкого кишечника. У больных СД выявляется повышение потребности в витамине С в связи с его использованием в реакциях, направленных на ликвидацию избытка свободных радикалов, что сопровождается снижением его уровня в плазме крови. Установлено, что витамин С играет активную роль в нескольких процессах, включая защиту от инфекции, повышение иммунитета и заживление ран. Кроме того, он необходим для тканевого роста, восстановления и новообразования сосудов.

Витамин С снижает скорость образования катаракты и окислительные процессы в хрусталике у больных СД. Окислительный стресс коррелирует с ухудшением секреции инсулина, а терапия витамином С прерывает повреждающее действие свободных радикалов. Витамин С в виде ионов аскорбата является одним из активных элементов системы антиоксидантной защиты, предохраняя липиды от их перекисного окисления. Антиоксидантный эффект аскорбата проявляется при достаточном количестве других антиоксидантов, таких как α-токоферол и глутатион. Недостаточность глутатиона снижает содержание аскорбиновой кислоты в тканях и одновременно повышает концентрацию дегидроаскорбиновой кислоты.

Однако при избыточном содержании аскорбиновой кислоты (и особенно ее окисляющихся метаболитов, таких как дегидроаскорбат и монодегидроаскорбат) могут превалировать прооксидантные эффекты. Следует отметить, что недостаток α-токоферола и глутатиона может усиливать прооксидантный эффект аскорбата и его метаболитов. Поэтому прооксидантный эффект витамина С может наблюдаться не только при недостатке α-токоферола и глутатиона, но и при применении высоких доз аскорбиновой кислоты. С учетом этого высокие дозы витамина С для парентерального введения могут быть рекомендованы только при выраженном стрессе (стресс в период операции или непосредственно после ее окончания). Избежать прооксидантного эффекта витамина С можно назначением перорального приема витамина С, содержащегося в продуктах питания, или его приема в качестве пищевой добавки. Витамин С улучшает абсорбцию железа из кишечника при полноценном питании, а не при однократном приеме пищи, в которой могут содержаться ингибиторы абсорбции железа. Транспорт витамина С в клетки осуществляется с помощью двух специфических натрийзависимых аскорбат транспортеров SVCT1 и SVCT2, в клетки дегидроаскорбиновой кислоты — с помощью глюкозных транспортеров ГЛЮТ-1, ГЛЮТ-3 и ГЛЮТ-4. Ген транспортера SVCT1 экспрессируется в эпителии тонкого кишечника, почках и печени, тогда как ген транспортера SVCT2 — в большинстве других тканей, включая кости, нейроны и эндокринные железы.

Витамин Е относится к жирорастворимым витаминам. Содержится в сое, кукурузе, семенах подсолнечника, различных злаках, орехах. Семейство витамина Е представлено 8 токоферолами. Биологически наиболее активным является a-токоферол; высокое его содержание выявляется в печени, жировой ткани и почках. Суточная потребность в витамине Е составляет 4–5 мг. Витамин Е относится к наиболее сильнодействующим природным антиоксидантам и является «первой линией обороны» клеточных мембранных фосфолипидов.

При этом в ингибировании ПОЛ участвуют только восстановленные формы витамина Е, а восстановителем антиоксидантных свойств токоферола является аскорбиновая кислота. Витамин Е предупреждает образование конечных продуктов ЛПНП и стабилизирует плазматические мембраны клеток.

Витамин Е и другие его формы поступают вместе с жирами в ЖКТ, где происходит их включение в хиломикроны, которые поступают в лимфатические сосуды, а затем в печень. Содержание витамина Е в кровообращении регулируется печеночным цитозольным a-токоферолпереносящим белком (α-ТТР), который селективно комплексируется с указанным витамином, тогда как другие токоферолы и токотриенолы имеют значительно меньшую аффинность к α-ТТР.

Тиоктовая (или a-липоевая кислота) представлена в качестве кофактора в многоферментных комплексах, катализирующих окислительное декарбоксилирование пирувата, α-кетоглютарата и других разветвленных α-кетокислот. Имеются достаточные доказательства возможности синтеза α-липоевой кислоты в митохондриях из октаноевой кислоты и соединений, содержащих серу. Молекула тиоктовой кислоты содержит дитиолановое кольцо в окисленной форме, которое обеспечивает образование дигидролипоевой кислоты, способствующей трансформации витамина Е в восстановленную форму. Этим объясняется свойство липоевой кислоты предупреждать развитие симптомов недостаточности витаминов С и Е. Липоевая кислота и ее лекарственная форма тиоктацид (Тиоктацид быстрого высвобождения (БВ)) — являются мощными антиоксидантами, причем восстановленная форма липоата обладает более выраженным антиоксидантным действием по сравнению с ее окисленной формой.

Основной формой липоевой кислоты, которая взаимодействует со свободными радикалами, является дигидролипоевая кислота. Тиоктовая кислота абсолютно необходима для нормального функционирования цикла аскорбата и витамина Е в организме.

Как уже отмечалось, дефицит витаминов и минеральных веществ у больных СД является обычным явлением. Необходимость соблюдения соответствующей диеты приводит к снижению поступления витаминов и минеральных веществ с пищей, нарушению их усвоения и обмена. При этом потребность в них при СД не только не снижается, а, напротив, возрастает. Это, в первую очередь, относится к витамину В1, который играет важнейшую роль в обмене углеводов в нервной ткани, микроэлементам цинку и хрому, необходимым для образования активной формы инсулина, а также к антиоксидантам, которые предотвращают окислительное повреждение клеточных мембран, усиливающееся при диабете.

В сравнительном исследовании при введении 50 мг 5% раствора тиамина у больных с диабетической стопой доказано клиническое улучшение. Эффект таблетированной формы тиамина был сопоставим с парентеральным введением препарата, а продолжительность клинического результата была больше. Фармакологически активной считается доза витамина В1 от 10 мг. Показано, что нейропротекторное действие тиамина отмечается с дозы 2,5–5 мг/сут. В ряде исследований у пациентов, страдающих СД, показано снижение риска развития трофических язв стоп и повышение качества жизни при приеме витамина В1 как в виде монопрепарата, так и в составе поливитаминных комплексов. При этом минимальная доза тиамина в исследованиях составляла 4 мг. В комплексную терапию больных, страдающих СД, традиционно включались препараты витаминной группы В. До последнего времени с этой целью использовались водорастворимые формы витаминов группы В: В1 (тиамин хлорид), В6 (пиридоксин гидрохлорид), В12 (цианокобаламин). Недостатком указанных препаратов является их низкая способность к пассажу через гематоэнцефалический барьер и, как следствие, низкая биодоступность при пероральном применении (1,5%).

Это обусловлено несколькими факторами. Во-первых, после приема тиамин разрушается под воздействием фермента тиаминазы. Во-вторых, его абсорбция в кишечнике осуществляется с помощью натрийзависимого механизма, а дальнейшая абсорбция осуществляется пассивной диффузией, эффективность которой на порядок ниже по сравнению с энергозависимым (натрийзависимым) механизмом. В последние годы разработаны препараты жирорастворимой формы тиамина (Бенфогамма 150 и Мильгамма композитум). Биодоступность бенфотиамина отличается от тиамина тем, что весь поступивший в ЖКТ бенфотиамин быстро проникает в эпителиальные клетки кишечника, где он частично фосфорилируется, поступает в центральное кровообращение, а затем проникает внутрь клетки, где конвертируется в тиамин пирофосфат, являющийся активным метаболитом различных производных тиамина. Показано, что биологическая активность 40 мг бенфотиамина выше, чем 100 мг тиамина мононитрита. Биодоступность бенфотиамина в 4–10 раз превышает биодоступность тиамина. Показано, что при назначении бенфотиамина максимальная его концентрация в крови в 6–7 раз выше, чем при приеме эквивалентной дозы водорастворимого тиамина, причем высокая его концентрация в крови поддерживается гораздо дольше. Таким образом, прием бенфотиамина обеспечивает лучшее накопление тиамина в клетках, что сопровождается более высокой его эффективностью. Жирорастворимый бенфотиамин обладает значительно лучшими фармакокинетическими свойствами по сравнению с водорастворенными препаратами тиамина, что сопровождается лучшей терапевтической эффективностью.

В настоящее время производятся для приема внутрь препараты Бенфогамма 150 (150 мг бенфотиамина) и Мильгамма композитум (100 мг бенфотиамина и 100 мг витамина В6). Для в/м введения выпускается препарат Мильгамма N (ампула 2 мл: 100 мг тиамина, 100 мг витамина В6 и 1000 мг витамина В12). В отличие от бенфотиамина водорастворимые формы витамина В1 в 8–10 раз хуже абсорбируются и медленнее, чем в 100 раз, конвертируются внутриклеточно в активную форму тиамина. Препараты Мильгамма композитум и Мильгамма содержат пиридоксин (витамин В6), который играет важную роль в метаболизме белков, жиров и углеводов. Механизмы абсорбции пиридоксина в ЖКТ не имеют эффекта насыщения, и поэтому его концентрация в крови зависит от количества препарата, поступившего в кишечник.

В качестве кофермента пиридоксин участвует в декарбоксилировании и переаминировании аминокислот, обмене фолиевой кислоты и фосфорилировании гликогена, участвует в синтезе γ-аминомасляной кислоты, катехоламинов, гистамина, увеличивает внутриклеточные запасы магния и модифицирует действие стероидных гормонов.

Витамин А и каротиноиды (α- и β-каротин, β-криптоксантин, ликопен, лютеин, зеаксантин, астаксантин, кантаксантин); был выделен из рыбьего жира в 1916 г. и назван сначала А-фактором, а затем витамином А. К настоящему времени известны три витамина из группы А: А1 (ретинол), А2, неовитамин А (цис-форма витамина А1). Предшественниками витамина А являются α- и β-каротин. Наиболее биологически активным соединением является β-каротин, при распаде которого образуются две молекулы витамина А: их антиоксидантная активность проявляется в регулировании процессов ПОЛ в мембранах клеток. Показано, что β-каротин, астаксантин, ликопен и кантаксантин in vitro и in vivo (добровольцы) превращают наиболее агрессивный оксидант — синглетный кислород — в менее агрессивную и более стабильную его форму. Исследования также показали, что употребление томатного сока, который содержит ликопен, по 250 мл дважды в день в течение 4 нед, способст­вовало повышению содержания ликопена в плазме крови в 3 раза и снижению окисления ЛПНП у больных СД 2 типа на 42%. Среди витаминных комплексов, рекомендованных для больных СД, следует отметить препарат Оксилик, содержащий 2 мг ликопена.

Каротеноиды и витамин А1 подвергаются аутоокислению с образованием перекисных соединений, поэтому их прием необходимо сочетать с другими антиоксидантными соединениями (витамин С, селен, витамин Е и др.), что способствует более эффективному синтезу витамина А в кишечнике.

Представленные данные свидетельствуют о необходимости применения антиоксидантов и микроэлементов в комплексной терапии СД и его осложнений. Исходя из этого был разработан витаминно-минеральный препарат «Алфавит-диабет» для больных СД, состоящий из трех таблеток, каждая из которых включает несколько витаминов и микроэлементов, необходимых для нормального функционирования организма вообще и особенно больных СД, у которых в связи с наличием заболевания и нарушенным обменом веществ имеется их дефицит.

В состав таблетки № 1 входят (в мг): витамин А — 0,5; витамин В1 — 4; витамин С — 50; витамин В9 — 0,25; железа сульфат — 15; меди сульфат — 1; янтарная кислота — 50; липоевая кислота — 15; черника (побеги) — 30.

Таблетка № 2 представлена следующими соединениями (в мг): витамин А — 0,5; витамин В2 — 3; витамин В3 — 30; витамин В6 — 3; витамин С — 50; витамин Е — 30; марганца сульфат — 3; селен — 18; магния оксид — 40; йод — 0,15; лопух (репей) — 30; одуванчик — 30.

Компонентами таблетки № 3 являются (в мг): витамин D3 — 0,005; витамин К — 0,12; витамин В5 (пантотенат кальция) — 7; витамин В9 — 0,25; витамин В12 — 0,004; биотин — 0,07; кальций — 150; хром (пиколинат) — 0,15.

Составляющими компонентами пищевой добавки «Алфавит-диабет» являются в первую очередь вещества, обладающие антиоксидантным действием, а также витамины и микроэлементы, усиливающие антиоксидантные эффекты или непосредственно влияющие на нарушенные при СД метаболические процессы. Так, микроэлемент марганец играет исключительную роль в патогенезе СД.

При разработке состава комплекса «Алфавит-диабет» мы исходили из того, что помимо витаминов и микроэлементов, недостаточность которых имеется при диабете, в комплексном препарате должны содержаться вещества растительного происхождения, обладающие определенным сахароснижающим эффектом (черника, одуванчик, лопух) и осуществляющие это влияние на рецепторном и пострецепторном уровнях (а также, вероятнее всего, и своим антиоксидантным действием).

Ввиду возможного взаимодействия различных лекарственных веществ, необходимости сохранения соответствующего интервала между их приемом и с учетом периода их полураспада в организме, а также для усиления синергизма действия компонентов предложена новая форма выпуска витаминно-минерального комплекса, в которой эффективная суточная доза необходимых организму витаминов и минералов разделена на 3 приема. Применение комплекса «Алфавит-диабет» восполняет недостаточность витаминов и микроэлементов, наблюдаемую у больных СД, и способ­ствует нормализации состояния углеводного, липидного и других видов обмена, что способствует профилактике и снижению прогрессирования сосудистых осложнений диабета.

В заключение необходимо подчеркнуть, что применение витаминов вообще, а особенно обладающих антиоксидантным действием, должно быть обязательным условием проведения рациональной и комплексной терапии СД.


М. И. Балаболкин,доктор медицинских наук, профессор
Е. М. Клебанова,кандидат медицинских наук
В. М. Креминская,кандидат медицинских наук
ММА им. И. М. Сеченова,Москва

Перспективы применения альфа-липоевой кислоты при оксидативном стрессе — международный журнал прикладных и фундаментальных исследований (научный журнал)

1. Альфа-липоевая кислота в коррекции электромиографических характеристик диабетической дистальной полинейропатии: фокус на маркеры окислительного стресса / О.В. Занозина, Г.П. Рунов, Н.Н. Боровков, Ю.А. Сорокина // Эффективная фармакотерапия. – 2021. – № 32. – С. 10–14.

2. Антонов А.В. Антиоксидантное действие липоевой кислоты на организм спортивных лошадей // Достижения науки и техники АПК. – 2021. – № 9. – С. 65–67.

3. Басов А.А., Мелконян К.И., Сторожук А.П. Влияние препаратов липоевой кислоты на показатели прооксидантно-антиоксидантной системы крови при сахарном диабете и гипотиреозе // Современные проблемы науки и образования. – 2021. – № 6. – http://www.science-education.ru.

4. Влияние альфа-липоевой кислоты на функциональное состояние кардиореспираторной системы и уровень физической работоспособности спортсменов высокого класса / А.Г. Ященко, Е.Н. Лысенко, В.Н. Жовтяк, Е.В. Майданюк, Кайс Найрат // Физическое воспитание студентов творческих специальностей. – 2003. – № 6. – С. 95–104.

5. Влияние липоевой кислоты на липидный и энергетический метаболизм у больных с диабетической нейропатией / Н.П. Микаелян, И.О. Кулаева, А.Е. Гурина, А.А. Терентьев // Владикавказский медико-биологический вестник. – 2021. – Т. 17. – № 26. – С. 65–69.

6. Влияние фармакокоррекции на активность ферментов защиты от активных форм кислорода в сердце при адаптации к гипоксии различной интенсивности и длительности / Н.И. Мамадалиева, Саатов Т.С., Хайбуллина З.Р., О.И. Умеров // Вестник Новосибирского государственного педагогического университета. – 2021. – № 1 (17). – С. 222–231.

7. Воробьева О.В. Альфа-липоевая кислота – спектр клинического применения // Медицинский алфавит. – 2021. – Т. 3. – № 15. – С. 71–77.

8. Генделека Г.Ф. Антиоксидантная терапия с помощью α-липоевой кислоты (тиогаммы) // Международный эндокринологический журнал. – 2021. – № 5(37). – С. 63–68.

9. Горшков И.П., Волынкина А.П. Цитопротекторная терапия препаратами α-липоевой кислоты у больных сахарным диабетом 2 типа // Доктор. ру. – 2021. – № 6 (94). – С. 41–45.

10. Иманаева А.Я., Залялютдинова Л.Н. Патогенетическое обоснование применения антиоксидантов в лечении ревматоидного артрита // Современные проблемы науки и образования. – 2021. – № 2. – http://www.science-education.ru.

11. Корнякова В.В., Конвай В.Д., Муратов В.А. Нарушение метаболизма пуринов в организме людей и крыс при утомлении при интенсивных физических нагрузках и прогнозирование этого состояния // Омский научный вестник. – 2021. – № 2 (144). – С. 227–230.

12. Корнякова В.В., Конвай В.Д., Фомина Е.В. Антиоксидантный статус крови при физических нагрузках и его коррекция // Фундаментальные исследования. – 2021. – № 1. – С. 47 – 51.

13. Крыльский Е.Д., Попова Т.Н., Кирилова Е.М. Воздействие тиоктовой кислоты на оксидативный статус тканей крыс при ревматоидном артрите // Химико-фармацевтический журнал. – 2021. – Т. 49. – № 9. – С. 8–11.

14. Лалетин В.С., Колесниченко Л.С. Липоевая кислота как потенциальный прооксидант // Сибирский медицинский журнал. – 2021. – № 1. – С. 72–74.

15. Лахтiн Ю.В. Корекцiя оксидативного стрессу в яснах щурiв на тлi дii солей важких металiв // Вiсник проблем бiологii i медицини. – 2021. – Вып. 2. – Т. 1 (92). – С. 172–174.

16. Меркель А.В., Жмуров В.А. Влияние α-липоевой кислоты на состояние перекисного окисления липидов, липидный состав мембран тромбоцитов и показатели свертывающей системы крови у больных с острым пиелонефритом // Медицинская наука и образование Урала. – 2008. – № 6 . – С. 20–22.

17. Мороз О.А. Влияние кверцетина и липоата на систему глутатиона в сетчатке при моделировании диабета // Офтальмологический журнал. – 2021. – 6 (467). – С. 42–45.

18. Окислительный стресс: патологические состояния и заболевания / Е.Б. Меньщикова, Н.К. Зенков, В.З. Ланкин, И.А. Бондарь, В.А. Труфакин. – Новосибирск : АРТА, 2008. – 248 с.

19. Окислительный стресс при занятиях физической культурой: методы диагностики и коррекции антиоксидантного статуса / Л.А. Калинкин, Е.А. Стаценко, А.Г. Пономарева, В.Н. Морозов, Л.В. Кутняхова, М.В. Кривощапов, Д.В. Руммо, З.М. Костюк // Вестник спортивной науки. – 2021. – № 1. – С. 31–35.

20. Окислительный стресс. Диагностика, терапия, профилактика / Н.К. Зенков, Е.Б. Меньщикова, С.М. Шергин – Новосибирск: РАМН, 1993. – 181 с.

21. Панькив И.В. Эффективность терапии альфа-липоевой кислотой при синдроме диабетической стопы // Международный эндокринологический журнал. – 2021. – № 3 (59). – С. 45–51.

22. Применение липоевой кислоты и витагмала у беременных с сахарным диабетом I типа для профилактики окислительного стресса / Н.Г. Кошелева, С.И. Назарова, Т.И. Опарина, В.М. Прокопенко // Журнал акушерства и женских болезней. – 2021. – Т. LIX, Вып. 4. – С. 61–64.

23. Роженцов В.В., Полевщиков М.М. Утомление при занятиях физической культурой и спортом: проблемы, методы исследования. – М.: Советский спорт, 2006. – 280 с.

24. Савко В.В., Вашах Зияд Махмуд Ахмед, Наджмаддин Махмоод Наби. Влияние препаратов липоевой кислоты на содержание тиоловых групп в крови больных дегенерацией макулы при переднем увеите // Офтальмологический журнал. – 2021. – № 6. – С. 32–36.

25. Скворцова Е.А., Вольхина И.В., Бутолин Е.Г. Влияние липоевой кислоты и токоферола на показатели окислительного стресса в тканях тонкого кишечника крыс с аллоксановым диабетом // Вестник Удмуртского университета. Сер. Биология. Науки о земле. – 2021. – Вып. 1. – С. 166–169.

26. Современный взгляд на возможности применения альфа-липоевой кислоты / С.Ю. Калиниченко, Л.О. Ворслов, И.А. Курникова, И.В. Гадзиева // Эффективная фармакотерапия. Урология. – 2021. – № 1. – С. 54–59.

27. Строков И.А., Фокина А.С., Головачева В.А. Следует ли лечить диабетическую полиневропатию альфа-липоевой кислотой? // Эффективная фармакотерапия. – 2021 . – № 32. – С. 40–46.

28. Фармакологические эффекты альфа-липоевой (тиоктовой) кислоты / О.В. Молчанова, В.И. Кочкаров, М.В. Покровский, Т.Г. Покровская, М.В. Корокин, О.С. Гудырев // Научные ведомости. Сер. Медицина. Фармация. – 2021. – № 22 (141). – Вып. 20/3. – С. 24–29.

29. Халимов Ю.Ш., Салухов В.В. Тиоктовая кислота: от клеточных механизмов регуляции к клинической практике // Эффективная фармакотарапия. Эндокринология. – 2021. – № 2. – С. 22–28.

30. Харгривз М. Углеводный метаболизм в скелетных мышцах при физических нагрузках // Метаболизм в процессе физической деятельности. – Киев: Олимпийская литература, 1998. – С.52–83.

31. Экспериментальное исследование нейропротективных свойств альфа-липоевой кислоты и супероксиддисмутазы при ишемии мозга у крыс / А.А. Шмонин, Е.В. Мельникова, И.В. Чурилова, Т.Д. Власов // Российский физиологический журнал им. И.М. Сеченова. – 2021. – Т. 97. – № 1. – С. 65–71.

32. Ярован Н.И., Литовченко Д.В. Влияние Хотынецких природных цеолитов и липоевой кислоты на белковый спектр сыворотки крови коров при технологическом стрессе // Ветеринария, зоотехния и биотехнология. – 2021. – № 6. – С. 18–21.

33. Effects of α-lipoic acid and L-carnosine supplementation on antioxidant activities and lipid profiles in rats / M.Y. Kim [et al.] // Nutr. Res. Pract. – 2021 – Vol. 5. – № 5. – P. 421–428.

34. Effect of alpha-lipoic acid on blood glucose, insulin resistance and glutathione peroxidase of type 2 diabetic patients / H. Ansar, Z. Mazloom, F. Kazemi, N. Hejazi // Saudi. Med. J. – 2021. – Vol. 32. – № 6. – P. 584–588.

35. Flora S.J.S. Structural, сhemical and biological aspects of antioxidants for strategies against metal and metalloid exposure // Oxid. Med. Cell. Longev. – 2009. – Vol. 2, № 4. – P. 191–206.

36. Glycemic and oxidative status of patients with type 2 diabetes mellitus following oral administration of alpha lipoic acid: a randomized double-blinded placebo controlled study / S. Porasuphatana [et al.] // Asia Pacific Journal of Clinical Nutrition. – 2021. – Vol. 21. – № 1. – P. 12–21.

37. Gomes M.B., Negrato C.A. Alpha-lipoic acid as a pleiotropic compound with potential therapeutic use in diabetes and other chronic disease // Diabetol. Metab. Syndr. – 2021. – Vol. 6. – № 1. – P. 80.

38. Logan A.C., Wong C. Chronic fatigue syndrome: oxidative stress and dietary modifications // Alternative Medicine Review. – 2001. – Vol. 6 (5) – P. 450–459.

39. Oxidative stress in humans training in a cold, moderate altitude Environment and their response to a phytochemical antioxidant supplement / М.С. Schmidt [et al.]. // Wilderness&Environmental Medicine. – 2002. – Vol. 13. – Р. 94–105.

40. Sysolyatina N.A., Artamonova V.V. The effect of sodium oxybutyrate and emoxypin on the functinal state of epinephrine-damaged myocardium in experiment // Russian Journal of Experimental and Clinical Pharmacology.  – 1998. – Vol. 61. – № 2. – Р. 30–32.

41. The effect of hypothyroidism, hyperthyroidism, and their treatment on parameters of oxidative stress and antioxidant status / Erdamar H. [et al.]. // Clin. Chem. Lab. Med. – 2008. – Vol. 46. – № 7. – P. 1004–1010.

42. The effect of lipoic acid on antioxidant status and lipid peroxidation in rats exposed to chronic restraint stress / D. Akpinar [et al.] // Physiol. Res. – 2008. – Vol. 57. – Р. 893–901.

43. The influence of vitamin C on blood oxidative stress parameters in basketball players in response to maximal exercise / J. Cholewa [et al.] // Science&Sports. – 2008. – Vol. 23. – Р. 176–182.

Оцените статью
БАДы и Правильное питание
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.